главная о лаборатории новости&обновления публикации архив/темы архив/годы поиск альбом
Виталий СААКОВ, рук.PRISS-laboratory / открыть страницу о лаборатории Виталий СААКОВ, рук.PRISS-laboratory / открыть страницу о лаборатории    
Виталий СААКОВ
Дизайн как метадеятельность начала ХХ и XXI веков
конференция "Октябрь. Авангард. Дизайн", Санкт-Петербург, 27 октября 2017
     
  priss-laboratory / инструменты и модели:
 
  средовые разработки смд-схематизация  
  гуманитарные практики и технологии оргдеятельностные игры и од-мероприятия  
  семиотика и знакотехника оснащение культурного предприятия  
  проектные и поисковые разработки территориальные стратегии  
  образовательные проекты организационное развитие  
  инженерия образования priss-технологии  
  смд-эпистемология и эпистемотехника управление развитием и ресурсами  
  московский методологический кружок региональные институты развития  
  ск- и ст-системы    
       
 
содержание разделаш Дизайн как метадеятельность начала ХХ и XXI веков  
    (1) Ключ к анатомии дизайна начала ХХ века лежит в XXI
 
    (2) Сотворение мира. Знаковые вещи и вещные знаки дизайна  
    (3) Превращения дизайна. К историческому развитию и генетической реконструкции  
      - дизайн как деятельность  
      - дизайн как искусство  
      - дизайн как инженерия  
    (4) Методологичность современного дизайна  
    (5) Метадеятельность дизайна. Рабочие онтологии, модели, объекты  
    (6) Авангард и метадеятельность. Выводы  
    (7) Сноски и примечания  
     
     
    текст в формате Word версия для печати/ текст в формате Word
версия для печати/ текст в формате Word
смотри также: - Дизайн как метадеятельность ХХI века / доклад на Летней методологической школе, Юрмала, август, 2017
- Методологический набросок экологических компетенций дизайна в задачах программирования "устойчивого развития" / дизайн-форум Сочи`2017 "Дизайн и экология. Дизайн - драйвер устойчивого развития"
- О дизайне-знакотехнике и дизайне-логистике в роли бренд-мастера территории / Форум Союза дизайнеров России`2016 "Брендинг территорий: формирование образа страны, региона, города"
- Дизайн городского культурного ландшафта: культура в городе и город в культуре / дизайн-форум Сочи`2014 "Культура и город. Роль дизайна в организации культурной среды обитания", 2014
- Дизайн-форматирование бизнеса / "Деловое обозрение", № 7, 2003
- Дизайн культурного ландшафта / сборник статей под ред. В.Л.Глазычева. - М.: Союз Дизайнеров России, - 2003
 
(1) Ключ к анатомии дизайна начала ХХ века лежит в XXI  
Подзаголовок в виде парафраза классика прямо указывает на принцип анализа систем, обладающих развитием. Дизайн как выдающийся феномен ХХ века - система развивающаяся. И ее развитое состояние как раз и обозначено заголовком: дизайн - это метадеятельность(0). Значит, деятельность, простирающаяся над массой профессиональных деятельностей, сложившихся к началу ХХI столетия(1). Вслушаемся: дизайн образования и политики, дизайн научного исследования и воздушного боя… Вглядимся: дизайнеры в советах директоров крупнейших корпораций и в управлении многопрофильными проектными коллективами. Представим: дизайн индивидуального и коллективного здоровья, персонального и корпоративного будущего… Попробуем вникнуть в этот послужной список современного дизайна. В нем, согласно классику, заключен искомый ключ к пониманию дизайна раннего. Следовательно, и к пониманию его последующего развития, относя сюда и все большую вовлеченность дизайна в проектирование больших систем и в их управление, в разработку промышленных, социальных и других политик, и, в целом, его стремительно нарастающую экспансию во множество разнородных областей человеческих практик.
И чтобы подобраться к прояснению феномена раннего советского дизайна (промышленного искусства), данный текст в отношении исторической хронологии должен двинуться как бы вспять. При этом мы осознаем границы данного приема и постольку предполагаем необходимость также во встречном движении - от исходной "клеточки" дизайна к развитой форме его "организма", т.е. необходимость произвести и генетическу реконструкцию его развития(2). Но подобное двуплановое движение мы оставляем на следующий шаг, а здесь сосредоточимся на четко очерченном вопросе организаторов конференции: на проблематике анализа и осмысления феномена раннего советского дизайна, не утратившей и поныне своей актуальности.
Мы разделяем это убеждение организаторов и потому предлагаем свою версию анализа и осмысления: сначала ответить на вопрос о назначении и строении современного дизайна, а затем уже дизайна, рожденного Октябрем.
И еще одно замечание. Предвосхищая выводы из предлагаемой версии, отметим, что замысел статьи, безусловно, тенденциозен, ибо состоит не только в метадеятельностной квалификации современного дизайна, но и дизайна начала ХХ века. И тот дизайн того века также незамедлительно заявил о себе - манифестами и продуктами - как о метадеятельности. Разумеется, на других основаниях и с другими намерениями. Как-никак, то был другой мир других вещей и других знаков.
к содержанию раздела к содержанию раздела к содержанию раздела вверх
(2) Сотворение мира. Знаковые вещи и вещные знаки дизайна  
Современный дизайн следует рассматривать в ряду инстанций, берущих на себя прямую ответственность за положение дел в мире. Следовательно, в исключении дизайна все меньше общечеловеческих проблем, планетарных вызовов и региональных угроз подлежат оценке и решению. Таковых инстанций наряду с дизайном не так уж много: политика, проектирование, оргуправление…Список открыт, но принципиально краток. На чем основана их глобальная претензия на устроение мира? Здесь нужен ответ, увязанный с сугубо дизайнерской темой и контекстом конференции. Вот вариант: на основе механизмов, без остатка складывающих наш мир как мир вещей и знаков(3). Что в первую очередь следует отметить в отношении данных механизмов? Они с завидным упорством и постоянством вырабатывают знаки и вещи с весьма определенным свойством - обратимостью(4). Следуя этому свойству-функции, знаки материализуются, становясь "твердыми" вещами, вещи же семиотизируются, становясь "бесплотными" знаками. Обратимость имеет место как в юрисдикциях отдельных инстанций, так и в виде трансграничных эффектов. Как результат, в мире размещаются все новые и новые анклавы вещей и знаков; во всех без исключения областях жизни и деятельности идет их регулярная смена; под давлением вещей и знаков трансформируются области, казалось бы, незыблемых традиций; известия об исчезновении целых жизненных укладов со всей суммой их вещей и знаков стали для нас привычным информационным фоном(5) Этот грубый схематичный набросок призван отобразить механику разного рода революций и поместить их, следуя списочному составу "миросозидающих" инстанций, в области политики, оргуправления и проектирования. А если знаковые вещи и вещные знаки полагать к тому же онтологически, то несомненно, их придется рассматривать в роли культуры: : с одной стороны, как носителей ее норм и образцов и, с другой, как их реализаций(5.1). И тогда следует говорить не о разного рода революциях, а о природе одной - культурной (семиотической), бесспорным лидером которой выступает дизайн(6). Так было и, по всей видимости, сохранится в обозримой перспективе.
к содержанию раздела к содержанию раздела к содержанию раздела вверх
(3) Превращения дизайна. К историческому развитию и генетической реконструкции  
Итак, дизайн - одна из инстанций, берущая на себя ответственность, по крайней мере, этическую, за положение дел в мире. Манифестов об этом за сотню лет вышло немало. Манифест, и в высоком значении начала прошлого века, и в прозаическом века нынешнего, - чисто знак. Для ответственной же инстанции чистой знаковости явно недостаточно. По нашей схеме знак должен обладать свойством обратимости - трансформироваться или превращаться в знаковую вещь и в вещь как таковую. Скажем так, в мире деятельности(7), а не предсказаний и не калькуляций, редкому знаку удается избежать реализации во что-либо вещное. Реализация - это деятельностный процесс, неестественный (в том плане, что искусственный и технический). И чтобы знакам дизайна воплощаться в вещи мира, дизайну требуется стать деятельностью(8). Таким образом, чтобы манифест как знак (и другие немаловажные знаки дизайна) реализовывались в самые разные вещи мира, этим знакам необходимо занять свое специальное место в культуре - обрести статус транслируемых и реализуемых норм и образцов. С этой целью в теоретико-методологической лаборатории ВНИИТЭ в 60-е годы было построено деятельностное описание дизайна(9).
(3.1) дизайн как деятельность  
рисунок 1
PRISS-laboratory/ Виталий СААКОВ/ Дизайн как метадеятельность начала ХХ и XXI в.в./ конференция "Октябрь. Авангард. Дизайн", Санкт-Петербург, 27 октября 2017 // Принадлежа миру деятельности, дизайн в этом плане не отличен от любой другой деятельности (рисунок 1). Для его схематичного представления здесь достаточно отметить следующее. Дизайн, как и любая другая деятельность, включает в себя знание (верхняя часть рисунка) о материале (разнонаправленные стрелки в нижней части рисунка) своей преобразовательной активности. Это знание нормативно и постольку предполагает предзаданные границы и способы обращения к материалу и обращения с ним: в его изыскании, а также в его извлечении из связанного состояния и, соответственно, в его применении, т.е. в последующем связывании определенной формой
© priss-laboratory, 2017 август
PRISS-laboratory/ Виталий СААКОВ/ Дизайн как метадеятельность начала ХХ и XXI в.в./ конференция "Октябрь. Авангард. Дизайн", Санкт-Петербург, 27 октября 2017 // Принадлежа миру деятельности, дизайн в этом плане не отличен от любой другой деятельности (рисунок 1). Для его схематичного представления здесь достаточно отметить следующее. Дизайн, как и любая другая деятельность, включает в себя знание (верхняя часть рисунка) о материале (разнонаправленные стрелки в нижней части рисунка) своей преобразовательной активности. Это знание нормативно и постольку предполагает предзаданные границы и способы обращения к материалу и обращения с ним: в его изыскании, а также в его извлечении из связанного состояния и, соответственно, в его применении, т.е. в последующем связывании определенной формой
   
Значит, дизайну как деятельности уже более полувека. Принадлежа миру деятельности, дизайн в этом категориально-онтологическом плане не отличен от любой другой деятельности (рисунок 1). Для его схематичного представления здесь достаточно отметить следующее. Дизайн, как и любая другая деятельность, включает в себя знание (верхняя часть рисунка) о материале (разнонаправленные стрелки в нижней части рисунка) своей преобразовательной активности. Это знание нормативно и постольку предполагает предзаданные границы и способы обращения к материалу и обращения с ним: в его изыскании, а также в его извлечении из связанного состояния и, соответственно, в его применении, т.е. в последующем связывании определенной формой(10). Предзаданность оптики дизайна как нормируемой деятельности имеет свои плюсы и минусы. В плюсах - воспроизводство процессов изыскания и применения материала, в минусах - ограничения области данных процессов. Последнее, разумеется, препятствует экспансии дизайна в новые области жизни и деятельности. Дизайну требуется преодолеть "дефект" собственной оптики.
к содержанию раздела к содержанию раздела к содержанию раздела вверх
(3.2) дизайн как искусство  
рисунок 2
PRISS-laboratory/ Виталий СААКОВ/ Дизайн как метадеятельность начала ХХ и XXI в.в./ конференция "Октябрь. Авангард. Дизайн", Санкт-Петербург, 27 октября 2017 // Преодолевает дизайн данный "дефект" оптики в опоре на себя как художника. Это возможно, если сконцентрироваться на самих способах видения и на время как бы отвлечься от вещей, так или иначе оказывающихся в поле зрения, а если резче, то загромождающих визуальный горизонт. В истории искусства подобные лабораторные опыты не единичны ("искусство для искусства"). В данном контексте наиболее важны из них те, в которых задается новая образность мира, и задается так, что под воздействием образа (ромб вверху рисунка 2) мир уже не воспринимается в прежнем виде: меняется его исходная оптика (прямоугольники под ромбом)
© PRISS-laboratory/ Виталий СААКОВ/ Летние методологические школы / Мировые проблемы. Повестка дня / ДИЗАЙН КАК МЕТАДЕЯТЕЛЬНОСТЬ XXI ВЕКА / доклад группы "Дизайн", Юрмала, 25 августа 2017 / Дизайн принадлежит миру деятельности и в этом плане не отличен от любой другой деятельности. Для его схематизированного представления здесь достаточно отметить следующее. Дизайн, как и любая другая деятельность, включает в себя знание о материале своей преобразовательной деятельности. Это знание нормативно и постольку предполагает предзаданные границы и способы обращения к материалу и обращения с ним: в его изыскании, а также в его извлечении из связанного формой/конструкцией состояния и, соответственно, в его применении, т.е. в связывании другой формой/конструкцией (т.н. материаловедение) . Отмеченные моменты есть сокращение "полной" схемы акта деятельности (мыследействования) priss-laboratory, 2017 август
PRISS-laboratory/ Виталий СААКОВ/ Дизайн как метадеятельность начала ХХ и XXI в.в./ конференция "Октябрь. Авангард. Дизайн", Санкт-Петербург, 27 октября 2017 // Преодолевает дизайн данный "дефект" оптики в опоре на себя как художника. Это возможно, если сконцентрироваться на самих способах видения и на время как бы отвлечься от вещей, так или иначе оказывающихся в поле зрения, а если резче, то загромождающих визуальный горизонт. В истории искусства подобные лабораторные опыты не единичны ("искусство для искусства"). В данном контексте наиболее важны из них те, в которых задается новая образность мира, и задается так, что под воздействием образа (ромб вверху рисунка 2) мир уже не воспринимается в прежнем виде: меняется его исходная оптика (прямоугольники под ромбом)
   
Преодолевает дизайн данный "дефект" оптики в опоре на себя как художника. Это возможно, если сконцентрироваться на самих способах видения и на время как бы отвлечься от вещей, так или иначе оказывающихся в поле зрения, а если резче, то загромождающих визуальный горизонт (рисунок 2). В истории искусства подобные лабораторные опыты не единичны ("искусство для искусства"). В данном контексте наиболее важны из них те, в которых задается новая образность мира, и задается так, что под воздействием образа (ромб вверху рисунка 2) мир уже не воспринимается в прежнем виде: меняется его исходная оптика (прямоугольники под ромбом)(11).
Главное приобретение здесь - видение других материалов (верхний ряд стрелок), а вместе с тем и вызревающая готовность к их высвобождению. И это уже другой дизайн, пусть еще не метадеятельность, но более сложный в сравнении с "просто" деятельностями(11.1). И это не смотря на то, что множество высвобождаемых материалов будет связываться пока в единственной форме-конструкции (нижняя стрелка)(12).
Усложненный дизайн теперь воспроизводится не только благодаря транслируемой и реализуемой культурной норме, но и видоизменяется вследствие и под воздействием сгенерированного образа. Не таковую ли деятельность принято называть искусством?
Дизайн как искусство сам строит собственные оптики и произвольно их меняет(13). Как результат, в поле его зрения попадают все новые и новые материалы(14). Но в то же время его организационно-профессиональное устройство (с прописанным в нем типологическим рядом объектов) зачастую выступает препятствием их применению. Действительно, "сопротивление" далеко не каждого материала преодолимо без выхода из предзаданной формы (особенно если эта форма организационная). Различные отголоски "сопротивления" обнаруживают себя в самых неожиданных местах, но с непременно общим знаменателем. Им выступает конфликт сторон на основе предъявления/отстаивания "прав" на освоенный было материал и обретенную форму(15).
История искусства, и дизайна как искусства, полнится разного толка рассогласованиями, противоречиями и расхождениями на разной почве: идеологической и политической, организационной и технологической... Если схематично, то между самовыражением дизайнера-художника и невыразительностью дизайнера-производственника, между креативностью как условием продуктивности художника и нормативностью как условием производительности работника в промышленности. И если дизайн упорствует в конфликте, то подвергается банальному остракизму - изгоняется в юрисдикцию другого ведомства, а то и вовсе лишается имени. Следовательно, перед упорствующим дизайном встает вопрос: изменившись, уйти в другие, более приспособленные обстоятельства или остаться, чтобы изменять вместе с собой обстоятельства именно эти? К чести дизайна, вопрос о самосохранении и адаптации не встает у него вовсе.
к содержанию раздела к содержанию раздела к содержанию раздела вверх
(3.3) дизайн как инженерия  
рисунок 3
PRISS-laboratory/ Виталий СААКОВ/ Дизайн как метадеятельность начала ХХ и XXI в.в./ конференция "Октябрь. Авангард. Дизайн", Санкт-Петербург, 27 октября 2017 // Действительно, выход из подобного рода затруднений дизайн находит опять же в самом себе, но уже как в инженере (рисунок 3). Как-никак, преобразовательное отношение к миру у дизайна сродни инженерному. Это, во-первых, внимание к "естественным" процессам и механизмам с опорой на их потенциал в эксплуатировании искусственных устройств и конструкций (в т.ч. "машин" разного рода). И, во-вторых, претензия на всеохватность предметного мира, откуда и возникает технически изощренная изобретательность дизайна. Ее, с учетом первого, имеет смысл определить как способность к универсализации-уникализации своих продуктов-результатов
© priss-laboratory, 2017 август
PRISS-laboratory/ Виталий СААКОВ/ Дизайн как метадеятельность начала ХХ и XXI в.в./ конференция "Октябрь. Авангард. Дизайн", Санкт-Петербург, 27 октября 2017 // Действительно, выход из подобного рода затруднений дизайн находит опять же в самом себе, но уже как в инженере (рисунок 3). Как-никак, преобразовательное отношение к миру у дизайна сродни инженерному. Это, во-первых, внимание к "естественным" процессам и механизмам с опорой на их потенциал в эксплуатировании искусственных устройств и конструкций (в т.ч. "машин" разного рода). И, во-вторых, претензия на всеохватность предметного мира, откуда и возникает технически изощренная изобретательность дизайна. Ее, с учетом первого, имеет смысл определить как способность к универсализации-уникализации своих продуктов-результатов
   
Действительно, выход из подобного рода затруднений дизайн находит опять же в самом себе, но уже как в инженере. Как-никак, преобразовательное отношение к миру у дизайна сродни инженерному (рисунок 3). Это, во-первых, внимание к "естественным" процессам и механизмам с опорой на их потенциал в эксплуатировании искусственных устройств и механизмов (в т.ч. "машин" разного рода). И, во-вторых, претензия на всеохватность предметного мира, откуда и возникает технически изощренная изобретательность дизайна. Ее, с учетом первого, имеет смысл определить как способность к универсализации-уникализации своих продуктов-результатов(16). И в данном случае, если инженерным языком, то говорить нужно не столько об изобретательности и способности к ней - как внешнем психологическом эффекте, - сколько о внутреннем техническом условии, стоящем за ними.
Самое подходящее имя ему - платформа (ромб внизу рисунка), на которой только и возможно развертывание практик универсализации-уникализации. Имеются в виду ширящиеся факты обращения дизайна к любому материалу из представленного множества изысканных материалов, а в пределе - ко всему их множеству (верхний ряд стрелок) с целью применения в качестве материала любой формы-конструкции, а в пределе - всего их потенциального множества (нижний ряд стрелок)(17).
Столь чудесным своим свойством, по другому и не сказать, платформа в немалой степени обязана особому образу мира (ромб вверху рисунка).
к содержанию раздела к содержанию раздела к содержанию раздела вверх
(4) Методологичность современного дизайна  
Чем объясняется феномен универсализации-уникализации? Сначала отметим достаточно понятное и очевидное. Занятия дизайна всегда носили комплексный характер - одновременно художественный и технический, если даже иметь в виду исключительно дизайн графический(18). Тоже понятно и очевидно, что комплексность присуща и дизайнерскому образованию - также художественному и техническому. Техническому, здесь значит, учитывающему различные моменты возникновения и реализации замысла(19). Не вполне очевидно то, что решающими здесь все же выступают процедуры т.н. конфигурирования (на рисунке ряд полукруглых стрелок). Здесь не место их описанию, оно весьма объемно и не просто (так и дизайн в своем очередном превращении уже далеко не прост!!!). Поэтому нам остается только направить читателя к исходному тексту о конфигурировании - к статье Г.П.Щедровицкого "Синтез знаний: проблемы и методы", а в сноске приведем из нее несколько выдержек(20).
Представляется, что приведенные в сноске выдержки допускают корректное сопоставление современного дизайнерского мышления с эпистемолого-методологическим (и наоборот). Действительно, процессы и операции универсализации-уникализации возможны и допустимы только в том случае, если различные знания о различных материалах и различных конструкциях приведены к некоторому общему основанию и к некоторой общей форме. Это касается как плана "теоретического" (этапов замысливания), так и плана "практического" (непосредственного действия). Что касается плана "теоретического", то для весьма сложных операций универсализации-уникализации, предпринимаемым дизайном в ходе конфигурирования, есть опора в виде определенных технологий мышления.
Первая из них - схематизация, а в ее составе - знакотехника(21). Наряду с предметно-профессиональной ролью знакотехники в дизайне как искусстве и инженерии, она берется преимущественно со стороны методологического конструирования: работы с онтологиями, моделями и объектами(22).
Итак, предпринятое описание строения и назначения современного дизайна подводит нас к выводу, что нарастающая методологичность его задач и работ и есть пресловутый ключ от "анатомии" дизайна начала ХХ века, и в том числе, раннего советского(22.1).
к содержанию раздела к содержанию раздела к содержанию раздела вверх
(5) Метадеятельность дизайна. Рабочие онтологии, модели, объекты  
Наиболее сжато и без ущерба для содержательности данный ключ имеет смысл представить в виде вопросов к назначению и строению дизайна:
- в каком смысле и для чего дизайн обращается к онтологиям;
- какого рода модели и какую роль они играют в работах (мышлении и деятельности) дизайна;
- как в дизайне различаются объекты изучения и объекты оперирования.
В разделе "Сотворение мира" представлен набросок, за которым стоит определенная онтология, или, по-другому, онтологическая картина, картина мира - мира деятельности. Дизайн - это деятельность, и постольку его изображение строится нами в рамках онтологии деятельности. И постольку же, поскольку дизайн есть деятельность, ему самому онтология необходима для рефлексии и осмысления себя по отношению к базовым модусам, а далее к базовым моделям процессов и механизмов, исчерпывающе образующих и складывающих наш мир как мир вещей и знаков.
Один модус - это модус естественного, другой - искусственного. С первым связываются процессы и механизмы осуществления, со вторым - процессы и механизмы проектирования. В результате первых мир представлен нам констелляциями вещей и знаков, осуществившихся вне и помимо наших на то замыслов, в результате вторых - вещами и знаками как реализациями задуманного. Тем не менее, полнота вещей и знаков мира с необходимостью предполагает третий модус - искусственно-естественного и соответствующую фокусировку на процессах и механизмах, также "населяющих" мир вещами и знаками. В данной фокусировке они определяются как конфигурации, а сами процессы и механизмы как дизайн.
В соответствие с данной онтологией дизайн производит свои конфигурации только и только из материала констелляций и реализаций. При этом материал может полагаться дизайном как без учета его актуальной формы, а также исторической и культурной связанности условиями и обстоятельствами процессов осуществления и проектирования, так и с определенной степенью и способом учета. На эти степени и способы некоторым образом указано в разделе "Превращения дизайна"(23). Сразу же заметим, что ранний дизайн, европейский и советский, обращался с ними весьма вольно (что свойственно здоровой и задорной молодости)(24). Да и политическая реальность Советской России давала тому повод: для нужд строительного дела (государственного, культурного, хозяйственного и так далее по нисходящей) буквально все трактовалось в виде несвязанного, свободного материала.
Способы учета связанности изыскиваемого материала (в природе, обществе, технике), и, с другой стороны, знание "сопротивления" и "поведения" материала, включаемого в создаваемые формы-конструкции, предполагают самую тесную связь с процедурами объективации - для дизайна следующей по значимости методологической техникой. Действительно, констелляции и реализации онтологически - это не что иное, как мысленные представления о характере и виде связанности материала, но сами характеристики и виды связанности не даны нам наглядно и непосредственно, они требуют искомой объективации(25). И чем сложнее становится мир, а следовательно, и "противостоящие" дизайну констелляции и реализации, тем выше риски смешения в мысли объектов изучения и объектов оперирования - объектов в логическом смысле(26) (особенно высоки риски в учебном дизайне).
Задержимся на этом моменте. Термин "объект" прочно закрепился в языке дизайна, скрыв собой собственно предмет профессиональной деятельности. Для воспроизводственной ситуации дизайна это сокрытие объекта изучения и/или оперирования большой роли не играет. Другое дело, если нам мыслить дизайн и дизайну мыслить себя в ситуации развития.. В ситуации развития, равно революционного сдвига, вопрос объекта и его границ встает в полный рост, возникая на почве обратимости вещей и знаков. Поясним. Выше, в разделе "Сотворение мира", было введено представление об обратимости элементов связки "знак-вещь". Она ни в коей мере не устранима в условиях повседневности, а в обстоятельствах революционного сдвига знаки и вещи внезапно (в историческом времени) и радикально (в социальном пространстве) меняют свои места и значения. Именно в этом процессе обратимости знака в вещь и вещи в знак (и в механизмах данного процесса) объективируется объект изучения и далее объект оперирования(27), а не в отдельности знака или вещи(28). И данная объективация достигается именно на модели-конфигураторе. Дизайн как метадеятельность обращается и к моделям другого типа и назначения, но, тем не менее, преследуя цели универсализации-уникализации и решая тем самым проблемы, не разрешимые вне метода конфигурирования.
к содержанию раздела к содержанию раздела к содержанию раздела вверх
(6) Авангард и метадеятельность. Выводы  

Интрига переломных эпох как раз и состоит в том, что они ведут не только к неизбежному (и необходимому) усложнению мира, но и выводят "из оборота" простые, т.е. ставшие практически рутинными, объекты. А на место рутинизированных действий с ними вводит задачи конфигурирования - всегда истинно революционные. И разве не в уникализации-универсализации, как результате конфигурирования, состоит решение проблем, вызывающих революционную ситуацию, поскольку эволюционный путь оказывается исчерпан?

И не в конфигурировании ли "искусственного" и "естественного" залог успешности революционных действий, т.е. действий по решению проблем, а не решанию задач? В этом плане авангард начала XX или начала XXI веков потому и авангард, что оказывается одним из немногих субъектов революционного сдвига. Субъект революционного сдвига(29) - это метадеятельностная позиция. Метадеятельностная позиция - это позиция, из которой только и разрешаются проблемы, назревшие в других, "нижних" деятельностях. И, как закон и правило, деятельностей, не одноименных метадеятельности - в данном случае дизайну. Так называемому промышленному искусству России начала ХХ века удалось нащупать под собой не только "нижние" деятельности(30), но и метод мысли и действия.
к содержанию раздела к содержанию раздела к содержанию раздела вверх
(7) Ссылки и примечания  
  (0) - Подобное означение должно трактоваться, как минимум, трижды. Во-первых, префикс "мета-" может быть приписан, в общем-то, любой деятельности, совершаемой над другой деятельностью. Например, обучению над учением, конструированию над производством, политике над управлением и т.д. Заметим, что "инфра-деятельность" в данном случае будет выступать преимущественно в единственном числе.
Во-вторых, теоретически любая деятельность может получить префикс "мета-" в случае ее рефлексивного отношения к другой деятельности. Рефлексия может быть обусловлена как внутренними для рефлектирующей деятельности обстоятельствами, так и внешними.
И, в-третьих, претензией определенной деятельности на функции управления. Именно в этом значении здесь по преимуществу используется данный префикс (что не исключает двух предыдущих значений). Следует отметить, что не каждая "мета-деятельность" обособляется как управленческая в собственном смысле слова. Дизайн остается дизайном, не смотря на то, что втягивает в себя те или иные управленческие функции. Например, маркетинга в задачах дистрибуции, организации в задачах кооперирования, программирования в задачах производственного планирования (т.н. дизайн-программы, заявившие о себе во второй половине прошлого века)…
 
  (1) - В том числе, скажем честно, и над многочисленными рудиментами и анахронизмами дизайна в виде множества его специализаций (по типу материала, характеру задействуемых средств, виду продукта). В отрыве от дизайна-как-метадеятельности все это неизбывное множество дизайнов мало отлично от ремесленных и кустарных занятий в смежных цехах деятельности (интерьерщиков, визажистов, рекламистов, мебельщиков, тюнингщиков…). Что же касается дизайна раннего, то в силу времени и обстоятельств он избежал подобного "порока".  
  (2) - Данный метод разработан в Московском методологическом кружке с целью логического представления истории.  
  (3) - При этом ни одна из инстанций по отдельности не в состоянии исчерпывающе "населить" ими мир. И при этом не может идти речи о каком-либо согласованном фронте или совместном плане подобного "заселения". Вершится сие вполне стихийно, что, разумеется, не исключает отдельных и временных альянсов.  
  (4) - Стоит только вглядеться и окажется, что обратимость и подобные ей явления нас окружают повсеместно и ежечасно. Деньги (как знаки) обращаются в товары (как вещи), товары (как вещи) обращаются в деньги (как знаки). Знания обращаются в объекты, объекты в знания. И так далее, и тому подобное. Что здесь важно? То или иное обращение должно быть тотальным, иначе мир останется ни с чем и не причем. Для обращения "деньги-товар-деньги" тотальность обеспечивается рынком. Тотальное обращение "знания-объекты-знания" обеспечивает наука.  
  (5) - За скобками осталось одно обстоятельство, важное как для научного, так и для гуманитарного сознания: человек - вещь или знак? В скобках заметим, что внимание здесь сосредоточено на обстоятельстве другого рода. Собственно "человек" в своих существенных социологических и культурологических аспектах выступает производной от совокупностей и частностей вещей и знаков. А с наступлением индустриальной эры всего и вся производство "человека" уподобилось производству прочих вещей и знаков. В отношении т.н. "человека массового" это уже стало банальностью.  
  (5.1) - Это представление о культуре, а также нижеследующее представление о деятельности принадлежат Московскому методологическому кружку.  
  (6) - Позволим себе несколько безответственное суждение. В соответствие с принятой исторической традицией можно относить событие Октября к социальной революции - к смене иерархии и состава социальных групп. А можно к культурной - к смене смысла и порядка вещей и знаков. Действительно, переозначивание большевиками фундаментально знаковых вещей, в первую очередь таких, как "земля" и "фабрика", а также толчок к весьма произвольному овеществлению фундаментально нематериальных знаков, в первую очередь таких, как "свобода" и "равенство", открыли широкий простор инициативе масс по радикальному переустройству жизни. Чем не иллюстрация массового и тотального дизайна с векторами снизу вверх (инициатива) и сверху вниз (санкция)?  
  (7) - Смотри здесь: Дубровский В.Я. Онтология деятельности Г.П.Щедровицкого (источник - http://priss-laboratory.net.ru/library/library_dubrovsky.htm#library).  
  (8) - Не всегда имел место такой взгляд на дизайн. Более того, и по сию пору довлеет психологический подход, согласно которому дизайн есть специфическая активность индивида и эманация его творческих потенций. И, соответственно, чтобы дизайн длился и развивался, к индивиду нужно прилагать специальные психотехники. Чуть сложнее с социологическим взглядом, отождествляющим дизайн со специфическим поведением и особой социальной ролью/позицией.
В Московском методологическом кружке (ММК) идея деятельности вводится на основании принципа воспроизводства, а оно в свою очередь обеспечивается отбором и трансляцией норм, образцов и эталонов деятельности - культурой. И потому не всякая активность есть деятельность, а только та, которая выступает как реализация транслируемых культурных норм.
Смотри здесь схему воспроизводства деятельности и трансляции культуры // Схемы Московского методологического кружка (источник -
http://priss-laboratory.net.ru/S.C.H.E.M.E.S.-/museum-schemes_16.htm#schemes).
 
  (9) - В 2004г. Школой культурной политики были изданы архивные материалы теоретических и методологических исследований ВНИИТЭ в области дизайна, проводившихся лабораторией общетеоретических проблем теории и методов художественного конструирования (группа методологии дизайна под руководством Г.П.Щедровицкого) в период 1965-1968 г.г.. См. здесь: Теория дизайна. - Школа культурной политики, - М.: 2004.
Основные результаты исследований группы Щедровицкого отражены в работах "Дизайн в системе обособляющегося проектирования" (1965-1967 гг.) и "Мышление дизайнера" (1966-1969 гг.). И что особо примечательно, представления о сфере деятельности, разработанные на материале дизайна, переносятся в область педагогики и лингвистики, и далее сам дизайн начинает исследоваться в ряду научно-технических движений - системного, организационно-управленческого и других.
 
  (10) - Отмеченные моменты есть сокращение "полной" схемы акта деятельности (мыследействования) // Схемы Московского методологического кружка (источник - http://priss-laboratory.net.ru/S.C.H.E.M.E.S.-/museum-schemes_17.htm#schemes). к содержанию раздела к содержанию раздела к содержанию раздела вверх
  (11) - Например, корбюзианские образы "архитектура или революция" и "дом - машина для жилья" таковы, что будучи восприняты, уже не позволяют вернуться к исходному видению.  
  (11.1) - Например, Например, с технической, научной, производственной, художественной…  
  (12) - К примеру, в советско-российском архитектурном дизайне (если так будет позволено сказать, поскольку пример не отнести ни собственно к архитектуре, ни собственно к дизайну) выход на различный материал в диапазоне от строительного типа до социального оформляется, тем не менее, в единственной (категориально-онтологически) форме - в архитектурно-градостроительной. Так что, пресловутый "жилищный вопрос" не только не разрешается, но с течением времени, вплоть до наших дней только обостряется.  
  (13) - Пока оставим на этот счет вопрос, с какой мыслью - художественной, поэтической, философской, методологической - и в каком персональном обличии имел и имеет дело мировой дизайн. В отечественной истории здесь заслуживают внимания организаторы и руководители Сенежской студия 60-70 годов, и особенно Центральной учебно-экспериментальной студии Союза художников СССР.  
  (14) - Ныне попадают наноматериалы, композитные, с памятью и программируемыми свойствами... - т.н. "косные", что не умаляет их экзотичности. А наряду с экзотическими "косными" все более востребованными становятся материалы на биологической и, шире, органической основе. Исследовательские лаборатории передают в промышленность все новые материалы, в которых уже сложно провести границу между органическим и неорганическим, природным и культурным… Это серьезный вызов не только традиционным версиям дизайна (например, промышленному, архитектурному, средовому), но и дизайну как метадеятельности.  
  (15) - Как бы не процветал плюрализм в искусстве, по-иному, свобода обращения художника к тому или иному материалу (природному или культурному, историческому или техническому), а равно свобода в выборе определенной формы (жанровой или стилевой, технологической или экономической…) всему, как говорится, есть предел.  
  (16) - Названия этим процессам подсказаны докладом Марата Гельмана на Летней методологической школе. - Школа культурной политики. - Юрмала, 21 августа 2017.  
  (17) - К примеру, база данных материалов и их свойств Total Materia (компания Key to Metals AG, Швейцария) включает в себя более 12 млн. записей физико-механических свойств на 26 языках мира (включая русский язык) для более чем 450 000 материалов, более 150 000 кривых "напряжение-деформация"; около 15 000 материалов с циклическими свойствами; свыше 2 000 источников для получения расширенных данных о материалах; 69 мировых стандартов, включая российский ГОСТ; специализированные базы данных: Металлы, Полимеры, Керамика, Композиты; международные таблицы перекрестных ссылок с более чем 10 млн. записей для эквивалентных материалов со всего мира; химический состав материалов, возможность поиска материала по данным анализа спектрографа; физико-механические свойства материалов, в том числе композитов; возможность быстрого экспорта данных (карт) материала в программные системы структурного анализа (ANSYS, SIMULIA/Abaqus, RADIOSS, MSC.Marc, LS-DYNA, NASTRAN); опции для сравнения нескольких материалов за один цикл; постоянное отслеживание обновлений материалов и стандартов. (источник - https://www.facebook.com/permalink.php?story_fbid=369073643506619&id=100012119580066)  
  (18) - И на самом деле, художественная разработка того же шрифта малоосмысленна вне видения техники его репродуцирования и в отсутствие навыков владения ею.  
  (19) - Воплощения замысла в том или ином знаковом материале, далее воплощения в знаковом и/или вещном материале самой формы-конструкции, далее ее эксплуатации в различных ситуациях деятельности, а также утилизации с завершением ее жизненного цикла.  
  (20) - Г.П.Щедровицкий: "Обсуждение условий объединения в одну систему нескольких разносторонних знаний об объекте привело нас к выводу, что в общем случае эти знания должны быть перестроены в соответствии со структурой предполагаемого объекта. Из этого, в свою очередь, следовало, что структура объекта должна быть каким-то образом представлена и изображена еще до того, как мы начнем работу по перестройке и синтезу имеющихся знаний. Исходя из зафиксированной таким образом формальной необходимости специальных изображений объекта, мы предположили, что они реально существуют в мышлении и в научном исследовании, и ввели их в свои схемы. Так как подобные изображения объекта не могли быть получены без опоры на уже существующие знания об этом объекте, мы связали знания и специальные изображения объекта двусторонними переходами - 1) получения изображения объекта на основе знаний и 2) объяснения знаний исходя из полученного изображения объекта".
"Сам по себе факт наличия нескольких знаний об одном объекте, полученных независимо друг от друга, не дает еще оснований ставить вопрос об объединении их. Чтобы связать и действительно объединить подобные знания, их нужно еще предварительно перестроить. Именно эта работа и осуществляется на втором этапе. Начинается новое, вторичное соотнесение уже существующих знаний с полученным на их основе изображением объекта в свете специальной целевой установки: сделать их теоретически однородными и объединяемыми.
И это всегда ведет к перестройке знаний, часто настолько существенной, что она выступает как процесс замены одних знаний другими. И так до тех пор, пока нам, наконец, не удается свести исходную совокупность разрозненных знаний к единому сложному знанию, выводимому из имеющегося у нас изображения объекта".
"…Модель объекта создается … с совершенно особым назначением - специально для того, чтобы объединить уже существующие знания, она имеет специфический набор функций и совершенно особые характеристики формы и содержания, которые должны быть особым образом обозначены. Мы называем изображение объекта, создаваемое в целях описанного выше объединения и синтеза разных знаний, "конфигуратором", а процедуру этого объединения и синтеза, основывающуюся на специально созданном для этого изображении объекта, - "конфигурированием"".
См. здесь: Щедровицкий Г.П. "Синтез знаний: проблемы и методы" // На пути к теории научного знания. М., 1984. [Г.П. Щедровицкий. Избранные труды. М., 1995] (источник -
http://priss-laboratory.net.ru/library/library_GP_syntez-znaniy.htm).
Добавим здесь от себя: образ (верхний ромб на рисунке 3) прямо и опосредованно участвует в изображении объекта.
 
  (21) - См. о знакотехнике: Зинченко А.П. "Проспект учебного пособия по курсу "Практическая знакотехника" // доклад, IV Ульяновский семинар по эпистемологии (источник - http://priss-laboratory.net.ru/T.E.X.T.S.-/epistem_1994_2-1_zinchenko.htm); Зинченко А.П. "Ремесло методолога" (источник - http://www.fondgp.ru/lib/mmk/144/A.P._Zinchenko_Remeslo_metodologa.doc); Сааков В.В. "К проекту СМД-визуализации" (источник - http://priss-laboratory.net.ru/T.E.X.T.S.-/smd-scheme_vizualization-in-methodology_project_2013.htm#content) и др. к содержанию раздела к содержанию раздела к содержанию раздела к содержанию раздела вверх
  (22) - Поэтому в данном инженерном превращении дизайн в своих базовых принципах практически смыкается с принципами системной инженерии - областью, насквозь пронизанной методологией.  
  (22.1) - Важным содержательным дополнением к этому методологическому контуру дизайна служит описание коллизий российской проектной культуры, данное Владимиром Паперным в "Культуре Два". Вслед за автором приходится признать, что, к сожалению, история проектной культуры в России после 1917 года предстает периодической сменой дизайна и антидизайна.  
  (23) - Именно данные степени и способы учета материала, а вовсе не пресловутые специализации, выступают сущностными характеристиками дизайна. Специализации в их российско-советской версии как раз и были возможны вне всякого культурно-исторического и экономического учета, а, скажем так, всего лишь по прихоти хозяйственных ведомств СССР.  
  (24) - Выше, в сноске #13, уже затрагивалась тема контакта дизайна с интеллектуальными сферами и их персоналиями. В данном же случае тема контактов указывает на проблематику учета дизайном исторических и культурных форм связанности того или иного "строительного" материала в наличных констелляциях и реализациях мира.  
  (25) - И даже в реализациях проекта, казалось бы, вполне искусственных конструкциях, требуется объективировать осуществившиеся в нем "внеплановые" констелляции. Необходимость в этом исходит от текущей и предстоящей эксплуатации, трансформации, модернизации, демонтажа и пр.  
  (26) - Щедровицкий Г.П. "Синтез знаний: проблемы и методы" (источник - http://priss-laboratory.net.ru/library/library_GP_syntez-znaniy.htm).  
  (27) - Который только и может в определенном смысле совпасть с предметом деятельности (Щедровицкий Г.П. "Синтез знаний: проблемы и методы" и др.работы).  
  (28) - Отнесение объекта изучения или оперирования в отдельности к знаку или вещи, а знака или вещи к объектам изучения или оперирования свидетельствует о кустарном (ремесленном) характере деятельности.  
  (29) - Социального, культурного, научного, технического… И всегда в том или ином взаимном историческом напластовании.  
  (30) - К слову, партия большевиков в отличие от множества других партий оказалась в авангарде также благодаря занятию политической и социальной метапозиции.  
   
   
.
 
вверх вверх вверх вверх вверх вверх
   
© Виталий Сааков,  PRISS-laboratory, октябрь 2017, Ульяновск
к содержанию раздела к содержанию раздела к содержанию раздела к содержанию раздела вверх
    оставить сообщение для PRISS-laboratory
© PRISS-design 2004 социокультурные и социотехнические системы
priss-методология priss-семиотика priss-эпистемология
культурные ландшафты
priss-оргуправление priss-мультиинженерия priss-консалтинг priss-дизайн priss-образование&подготовка
главная о лаборатории новости&обновления публикации архив/темы архив/годы поиск альбом
с 27 октябрь 2017

последнее обновление/изменение
06 январь 2018
02 ноябрь 2017
30 октябрь 2017
27 октябрь 2017
PRISS-laboratory/ Виталий СААКОВ/ Образовательные проекты/ Курсы проектирования/ Методические заметки/ Строение пространства работ над учебным заданием "проект клуба"/ развертывание проектных работ PRISS-laboratory/ Виталий СААКОВ/ Образовательные проекты/ Курсы проектирования/ Методические заметки/ Строение пространства работ над учебным заданием "проект клуба"/ развертывание проектных работ Категориально-онтологически позиционирование и самоопределение (человека-деятеля) размещены в границах "мир культуры - мир социального". Таким образом задается соответствие с фундаментализмом системодеятельностного подхода, выраженного схемой "Трансляция культуры и воспроизводство деятельности. Организационно-деятельностно позиционирование и самоопределение задают пределы, с одной стороны, "мира культуры" и, с другой, "мира социального". Такова их системомыследеятельностная трактовка вообще, а здесь трактовка в контексте "технологий мышления"(1). Позиционирование интендирует себя в "культуру", размещаясь в ней как знак-позиция "мира культуры"(2). Это также следует понимать в соответствии с указанной выше схемой и намечаемыми Школой положениями "технологий мышления". И с этими же соответствиями следует понимать, что самоопределение интенционально относит себя в "социальное", располагаясь в нем как позиция, определенным образом значимая для "мира социального" PRISS-laboratory/ Виталий СААКОВ/ Летние методологические школы / Мировые проблемы. Повестка дня / ДИЗАЙН КАК МЕТАДЕЯТЕЛЬНОСТЬ XXI ВЕКА / доклад группы "Дизайн", Юрмала, 25 августа 2017 / Дизайн принадлежит миру деятельности и в этом плане не отличен от любой другой деятельности. Для его схематизированного представления здесь достаточно отметить следующее. Дизайн, как и любая другая деятельность, включает в себя знание о материале своей преобразовательной деятельности. Это знание нормативно и постольку предполагает предзаданные границы и способы обращения к материалу и обращения с ним: в его изыскании, а также в его извлечении из связанного формой/конструкцией состояния и, соответственно, в его применении, т.е. в связывании другой формой/конструкцией (т.н. материаловедение) . Отмеченные моменты есть сокращение "полной" схемы акта деятельности (мыследействования) PRISS-laboratory/ Виталий СААКОВ/ Летние методологические школы / Мировые проблемы. Повестка дня / ДИЗАЙН КАК МЕТАДЕЯТЕЛЬНОСТЬ XXI ВЕКА / доклад группы "Дизайн", Юрмала, 25 августа 2017 / Специфика дизайна-как-деятельности состоит в том, что он регулируется не только нормой деятельности, но и ее образом (рисунок-Б). Следовательно, дизайн не только воспроизводится благодаря транслируемой и реализуемой норме, но и видоизменяется сгенерированным образом. Таковую деятельность принято называть искусством. Под воздействием/влиянием образа "мир" уже не воспринимается в прежнем виде: меняется исходная "оптика". И, что более важно, "оптика" зачастую становится множественной. Тогда деятельности "открывается вид" на множество разнородного материала (стрелки вверху), годного для одной и той же формы/конструкции