главная о лаборатории новости&обновления публикации архив/темы архив/годы поиск альбом
Виталий СААКОВ, рук.PRISS-laboratory / открыть страницу о лаборатории Виталий СААКОВ, рук.PRISS-laboratory / открыть страницу о лаборатории    

Виталий СААКОВ
ГОРОЖАНИН
КАК ПРОБЛЕМА
ЗАМЕТКИ К ОНТОЛОГИИ ГОРОДА

     
  priss-laboratory / инструменты и модели:  
  средовые разработки смд-схематизация  
  гуманитарные практики и технологии оргдеятельностные игры и од-мероприятия  
  семиотика и знакотехника оснащение культурного предприятия  
  проектные и поисковые разработки территориальные стратегии  
  образовательные проекты организационное развитие  
  инженерия образования priss-технологии  
  смд-эпистемология и эпистемотехника управление развитием и ресурсами  
  московский методологический кружок региональные институты развития  
  ск- и ст-системы    
       
     
вернуться в разделш Пространственное развитие: схематизирование, сценирование и планирование территорий деятельности  
содержание разделаш Горожанин как проблема (к элементам онтологии города)  
    Схема как проект понятия и план онтологической работы  
    Требования к онтологизации  
    Шаги объективации  
    Первая проблематизация  
    (...)  
    Сноски и примечания  
       
     
     
     
  Виталий СААКОВ
ГОРОЖАНИН КАК ПРОБЛЕМА
ЗАМЕТКИ К ОНТОЛОГИИ ГОРОДА
 
  "Могут ли относительно устойчиво существовать
"острова" городского начала,
узлы чужеродной цивилизованности внутри панслободы?"
(Вячеслав Глазычев, 1996)

"Развитие "городов" в России уже с середины ХVI века
резко расходится с общеевропейским трендом развития"

(Петр Щедровицкий, 2021)

"Я знаю, город будет"
(Владимир Маяковский, 1929)
  Схема как проект понятия и план онтологической работы  

Соображения, приводимые ниже, – это не более, чем упражнение в развертывании схемы «горожанин»(1). А если сказать более осторожно, то – попытка упражнения. Собственно, в чем? В том, чтобы, во-первых, попытаться раскрыть возможную перспективу для ответа на онтологический вопрос Вячеслава Глазычева, вынесенный в эпиграф(2). И, во-вторых, попытаться наметить альтернативу историческому выводу Петра Щедровицкого, также вынесенному в эпиграф(3). Итогом упражнения должна бы возникнуть убежденность под стать всеизвестному третьему эпиграфу.

Схема задает фигуру и позицию горожанина как ключевую для проблематики города точно также, как, например, фигура и позиция исследователя является ключевой для сферы науки или, на другом полюсе, фигура воина для сферы армейской. А равно для ключевых фигур и позиций всех сфер, складывающихся исторически. Данная аналогия проводит ту мысль, что должны быть выявлены обстоятельства, в которых возникает специфическая позиция "горожанин", когда города в европейском смысле еще или уже не существует (сравни: науки еще или уже нет, а исследователь исследует, армии еще или уже нет, а воин на своем посту). Аналогия годится и для вполне города, если в нем обнаруживаются закрывающие развитие дефициты, каковые, если в культурологическом, экономическом и социологическом планах, следует отнести на счет отсутствующих в городе представителей именно городских "сословий" - носителей т.н. городской культуры. Предполагается, если будет задано некоторое типологическое разнообразие позиций горожанина, то введенная схема может также рассматриваться исходной ”клеточкой” города. Также схема может рассматриваться изображением принципа пространственного строения города, обеспечивающего необходимые направления его развития.
Тем самым, перечислены, с одной стороны, возможности схемы быть проектом понятия горожанина вообще и, с другой стороны, задачи, которые ставятся перед схемой как проектом конкретного понятия.
Его конкретность намечена в первом абзаце – представить как возможно вос-становление города и градообразующих процессов на постсоветском пространстве с учетом его культурных и экономических обстоятельств, наследованных от социализма(4).
СХЕМА-ПОНЯТИЕ "ГОРОЖАНИН"
PRISS-laboratory / Виталий СААКОВ // Горожанин как проблема (к элементам онтологии города) / Схема задает фигуру и позицию горожанина как ключевую для проблематики города точно также, как, например, фигура и позиция исследователя является ключевой для сферы науки или, на другом полюсе, фигура воина для сферы армейской. А равно для ключевых фигур и позиций всех сфер, складывающихся исторически. Данная аналогия проводит ту мысль, что должны быть выявлены обстоятельства, в которых возникает специфическая позиция "горожанин", когда города в европейском смысле еще или уже не существует (сравни: науки еще или уже нет, а исследователь исследует, армии еще или уже нет, а воин на своем посту). Аналогия годится и для вполне города, если в нем обнаруживаются закрывающие развитие дефициты, каковые, если в культурологическом, экономическом и социологическом планах, следует отнести на счет отсутствующих в городе представителей именно городских "сословий" - носителей т.н. городской культуры.
© priss-laboratory, 2021 июнь
   
PRISS-laboratory / Виталий СААКОВ // Горожанин как проблема (к элементам онтологии города) / Схема задает фигуру и позицию горожанина как ключевую для проблематики города точно также, как, например, фигура и позиция исследователя является ключевой для сферы науки или, на другом полюсе, фигура воина для сферы армейской. А равно для ключевых фигур и позиций всех сфер, складывающихся исторически. Данная аналогия проводит ту мысль, что должны быть выявлены обстоятельства, в которых возникает специфическая позиция "горожанин", когда города в европейском смысле еще или уже не существует (сравни: науки еще или уже нет, а исследователь исследует, армии еще или уже нет, а воин на своем посту). Аналогия годится и для вполне города, если в нем обнаруживаются закрывающие развитие дефициты, каковые, если в культурологическом, экономическом и социологическом планах, следует отнести на счет отсутствующих в городе представителей именно городских "сословий" - носителей т.н. городской культуры.
  Требования к онтологизации  
Итак, схемой зафиксирован комплекс обстоятельств, которым порождается горожанин в среде-пространстве существующего города. Требуется мысленно вынуть его фигуру из порождающего комплекса, чтобы, схематизируя, продолжить мысль Глазычева, начатую эпиграфом: «…есть основания думать, что без постижения уникальной природы российского "нонурбанизма" разобраться в особенностях местной культуры и тем паче в механике образа бытия трудно или вообще невозможно». Мысленно вынутая фигура есть попросту индивид, но поскольку это человеческий индивид, ему для совместного бытия с другими индивидами требуется некое поселение. Сбыться или не сбыться этому поселению городом? Щедровицкий приводит исследования Вебера, который "…последовательно называет и отвергает как недостаточные для однозначной организации нашего понимания ряд признаков городских форм жизне- и мыследеятельности, которые известны из исторических исследований "поселений" различных эпох и географического расположения".
Вебером последовательно отвергаются такие признаки, как численность поселения; за нею экономика, даже с противопоставленными сельскохозяйственному труду ее торговлей и промышленностью; также отвергается тип хозяйственно-экономической специализации, приобретшей согласно Глазычеву в советское время в страновом масштабе характер панслободы. Щедровицкий подчеркивает, что "по мнению Вебера мы должны называть "городом" поселение, ориентированное … на рынок, то есть на "постоянный товарообмен", являющийся не только существенной составной частью производственного заработка, но и ежедневного экономического спроса "населения", проживающего в этом месте.
Любой "город" является "рыночным местом", имеющим в качестве экономического центра поселения "местный рынок", на котором "вследствие существующей экономической специализации производства, удовлетворяются потребности как городского, так и не городского населения. Это означает, что доходы горожан зависят от покупательной силы его постоянного населения и способности увеличить масштаб спроса со стороны его временных обитателей".
Это - в Европе, а что в России? Глазычев утверждает: "Мы имеем дело с особой действительностью, в которой все международные понятия, вроде урбанизации, обманчивы, подменяют и маскируют реальность". Обманчиво и международное понятие рынка.
  Шаги объективации  
Вернемся к схеме горожанина с вопросом: что следует оставить в порождаемом комплексе, чтобы он оставался при своей силе, порождающей горожанина? Заострим вопрос, имея в виду веберовское положение: что вместо рынка, или наряду с ним, в силе формировать горожанина? Теперь смягчим вопрос: наметить подобие горожанина, его зародыш, даже его уродца, которые при дополнительно осуществимом условии могли бы в перспективе прорасти в российского горожанина, по некоторым основаниям сопоставимым с европейским? Территория на первых порах должна быть исключена из специфически городских признаков. Исключены должны быть как преждевременные и картины города со сценариями освоения заселяемой территории.
Представляется, что таковым признаком, так или иначе эквивалентном рынку, могут выступить ситуации и практики, возникающие в поселении и, что важно, связываемые замыслами (проектами, решениями) различного характера. Несомненно, что ситуации, как вопросы и задачи, встающие в поселении, на внешний взгляд поселенцев однозначнее, чем выдвигаемые из их среды ответы и решения, которые в случае их принятия могли бы составить практику общежития. Конкретные и в последующем воспроизводимые в закрепляемом формате обстоятельства выбора приемлемого решения могут в нашей схеме считаться функциональным подобием рынка.
Закрепление обстоятельств выбора и принятия решений в формате, согласованном жителями и поддержанном их жизнедеятельностными стремлениями, - это уже вполне рынок, на котором "торгуются" решения(5).
Феноменологический взгляд может усмотреть в подобном рынке и производимом им "рыночном" горожанине бесчисленные интерпретации, но Глазычев полагает "Если войти в эту феноменологическую позицию и стараться удержать в ней равновесие, то придётся начать отстраивать модель средоустройства не столько обычным образом - от целого к частности, сколько путем восстановления или восхождения к целому от мельчайшего проявления этого целого, не данного нам в понятийных моделях".
Мы примем этот методологический ход и обратимся в поиске моделей к исследованиям Щедровицкого. "Именно тип доходов населения Вебер пытается положить в основание первичной типологизации городов. Прежде всего он разделяет между собой:
1) город потребителей (живущих в основном на ренту, жалование или пенсии - княжеский город, проживающий" патримониальные или политические доходы), 2) город производителей, 3) торговый город
". На данном шаге нам пока важны не столько типы городов, сколько различающий их признак, а это, как отмечено выше, - специфический доход, который имеют жители поселения вследствие "торга" решений.
Вновь обратимся к нашей схеме и ее элементам. Территория по-прежнему не дает нам достаточного конкретного понимания, разве что ее акцентировка как территории именно деятельности и поведения (оставляя на время ее топо- и географию).
Таким деятельностно-поведенческим акцентом территории выступают сценарии освоения:
- ее оконтуривание в виде некоторого значащего локуса,
- разграничение ее наличного и предстоящего содержимого и
- проецирование на нее внешних идей и образцов поведения/деятельности.
Каждым сценарием предполагается свой характер дохода от "торга" решениями. В одном случае - оконтуривания - характер дохода может зависеть от монопольной "цены" на решения, которая принимается внутри оконтуренного локуса, и жители вне контура вынуждены с нею считаться. В другом случае - разграничения (по физическому или символическому основанию) - доход может составляться "таможенными" сборами и прочими взиманиями при пересечении товара/решения той или иной установленной границы (С.Кордонский в "Россия. Поместная федерация" прямо указывает, что в отсутствие рынка как такового нечто становится товаром только при пересечении границы). В третьем случае - проецирования - доход может приносить "заморский" статус решения, как бы не имеющего ограничений в виде местных уложений и обычаев, с которыми решение должно бы считаться. Тем не менее, в любом случае доход для одних предполагает расход для других, пусть не обременительный, но в перспективе как непременное условие постоянства дохода первых.
(…)
  Первая проблематизация  

Данное положение, так или иначе, апеллирует к культуре вообще, а с ней и к городской культуре. История по Глазычеву свидетельствует: «Города в европейском смысле худо укоренялись на российской территории в любой период ее никогда не завершаемого освоения, потому и с городской формой культуры у нас постоянные трудности, и само её наличие было и остается под вопросом. Под городской культурой Европой уже лет пятьсот понимается (…) культура вообще — особая среда порождения, распространения и обмена ценностей между относительно свободными гражданами, каковых греки именовали "политеи" или причастные к политике». Мысль Глазычева подчеркивает: обмен ценностями – физическими и символическими – имеет место в специфической среде-пространстве, определяемой как культура, а это следует понимать прежде всего как отбор образцов деятельности и поведения с целью им следовать и воспроизводить их.
Что на нашей схеме должно выступить эквивалентом такого понимания культуры, и чем должны быть дополнены эти элементы, если это будет необходимо? Вновь обратимся к элементам схемы, обозначенным как ситуации с включенными в них практиками, в т.ч. потенциальными. Что должно сойтись в ситуациях, чтобы наш горожанин оказался в среде-пространстве культуры, а далее выступил как один из источников и агентов становления культуры именно в ее городской форме? Безусловно, должны сойтись вопросы, насущные для общежития, даже если они явно не были сформулированы для решения, а были учтены задним числом. Такой учет также безусловен и должен быть включен в содержимое ситуаций, поскольку найденные на них ответы решали те или иные задачи общежития в целом или в его важных аспектах. Учет может быть налажен как должная практика фиксации и регистрации схожих ситуаций и составить одно из уложений жизни поселения.

Щедровицкий приводит утверждение Вебера, которое в контексте проблематики становления городской культуры, может служить наглядной исторической иллюстрацией схождения в ситуациях поселения искомых вопросов. «Вебер утверждает, что только в Европе в средние века возник особый тип городов, соединивший в себе специфическое хозяйственно-экономическое устройство и политико-административную организацию(6). С его точки зрения, этот «исторический» тип возник за счёт наложения как минимум трёх разных моментов:
1) во-первых, сосредоточения торговли и промышленности как минимум в масштабе сельской округи, обеспечивающей городское население съестными припасами и, одновременно, являющейся «естественным местом сбыта» для большей части городской промышленности, а как максимум — крупной международной торговли и систематически обеспечивающей её товарами промышленности;
2) во-вторых, специфической формы обеспечения безопасности населения и функционирования «рынка» за счёт временной воинской и милицейской повинности «горожан»;
3) в-третьих, формирования представительских органов управления местной общиной, собственного суда и городской администрации, за счёт деятельности которых стало конституироваться сословие горожан [граждан города], являвшееся носителем особых привилегий, создающих городскую корпорацию и систему самоуправления».
Вновь обратимся к схеме и вскроем в структуре ее элементов три веберовских момента, или же дополним схему элементами со значениями, соответствующими веберовским. Но прежде напомню, что схематизируемый и онтологизируемый горожанин нами уже изолирован от порождающего комплекса обстоятельств, о которых выше сказано как о среде-пространстве культуры. Изолированный горожанин теперь не ”более”, чем банальный индивид или житель (схема-2).

(1) Первый веберовский момент – "Сосредоточения торговли и промышленности". Поведение и действия схематизированного горожанина (см. схему-1) исходят из определенных сценариев освоения территории: оконтуривания, разграничивания и проецирования(7). Отмеченные сценарии могут описываться и как реконструкция череды событий в трансформации поселения, и как событийный, фактический план, принятый сообществом поселенцев. В соответствии с первым сценарием намечается контур с образованием вполне внутреннего и как бы внешнего пространств с перспективой взаимодействия их содержимых. В соответствии со вторым сценарием оба пространства разграничиваются (функционально и морфологически) на, как минимум, торговлю и промышленность, ”продавцов” и ”покупателей”. В соответствии с третьим сценарием контур и его разграничивания проецируются на ”мир” в том масштабе, который по замыслу сообщества поселения адекватен потенциалу внутреннего контура и воспроизводит вне его также адекватное разграничение/различение торговли и промышленности, ”продавцов” и ”покупателей”.
Вроде бы почти все моменты первого веберовского пункта присутствуют в схеме и, таким образом, могут развертываться по направлению к «городу». Остается неучтенным схемой момент сосредоточения торговли и промышленности (скажем в более общем смысле – товарного обращения, обеспечиваемого производствами поселения). Если сосредоточение принять за ”естественный” процесс (и постольку ”случайный”), за констелляцию причин и событий, ведущих к сосредоточению, то и нет нужды разбираться с его механизмами, ибо так случилось ”по прихоти истории”. Но Вебер вторым и третьим пунктами определенно указывает на целенаправленность процесса и, таким образом, на его механизмы.

К СХЕМЕ-ПОНЯТИЮ "ГОРОЖАНИН"
PRISS-laboratory / Виталий СААКОВ // Горожанин как проблема (к элементам онтологии города) / Схема задает фигуру и позицию горожанина как ключевую для проблематики города точно также, как, например, фигура и позиция исследователя является ключевой для сферы науки или, на другом полюсе, фигура воина для сферы армейской. А равно для ключевых фигур и позиций всех сфер, складывающихся исторически. Данная аналогия проводит ту мысль, что должны быть выявлены обстоятельства, в которых возникает специфическая позиция "горожанин", когда города в европейском смысле еще или уже не существует (сравни: науки еще или уже нет, а исследователь исследует, армии еще или уже нет, а воин на своем посту). Аналогия годится и для вполне города, если в нем обнаруживаются закрывающие развитие дефициты, каковые, если в культурологическом, экономическом и социологическом планах, следует отнести на счет отсутствующих в городе представителей именно городских "сословий" - носителей т.н. городской культуры.
© priss-laboratory, 2021 ноябрь
   
PRISS-laboratory / Виталий СААКОВ // Горожанин как проблема (к элементам онтологии города) / Схема задает фигуру и позицию горожанина как ключевую для проблематики города точно также, как, например, фигура и позиция исследователя является ключевой для сферы науки или, на другом полюсе, фигура воина для сферы армейской. А равно для ключевых фигур и позиций всех сфер, складывающихся исторически. Данная аналогия проводит ту мысль, что должны быть выявлены обстоятельства, в которых возникает специфическая позиция "горожанин", когда города в европейском смысле еще или уже не существует (сравни: науки еще или уже нет, а исследователь исследует, армии еще или уже нет, а воин на своем посту). Аналогия годится и для вполне города, если в нем обнаруживаются закрывающие развитие дефициты, каковые, если в культурологическом, экономическом и социологическом планах, следует отнести на счет отсутствующих в городе представителей именно городских "сословий" - носителей т.н. городской культуры.

(2) Второй веберовский момент –"Специфические формы обеспечения безопасности населения и функционирования «рынка»". Чтобы ввести таковые в схематизацию горожанина, необходимо еще одно отступление. Схема-3 изображает возможные логики становления подобных форм, впоследствии институтов(8), в виде знаков процессов, движимых одноимёнными механизмами.

Совокупность этих процессов-механизмов составляет, как следует из схемы-3, основание искомого процесса-механизма становления и трансляции городской культуры, означенного как «горожанин». Две возможные логики, согласно данному изображению, лежат вполне на поверхности.
Это (а) сведение фигуры «горожанина» к одной или нескольким фигурам ”знаменателя” и (б) прорисовывание диспозиции, в которой фигура «горожанина» присутствует на ”равных” со ”знаменательными” ему фигурами.
Таким образом, все наше рассуждение двигалось и движется согласно варианту (б) с поправкой на то, что фигура «горожанина» как бы противопоставлена всем другим. По-иному, имплицитно их содержит и развертывается до полноты их позиционного комплекса.
(...)
К СХЕМЕ-ПОНЯТИЮ "ГОРОЖАНИН"
PRISS-laboratory / Виталий СААКОВ // Горожанин как проблема (к элементам онтологии города) / Схема задает фигуру и позицию горожанина как ключевую для проблематики города точно также, как, например, фигура и позиция исследователя является ключевой для сферы науки или, на другом полюсе, фигура воина для сферы армейской. А равно для ключевых фигур и позиций всех сфер, складывающихся исторически. Данная аналогия проводит ту мысль, что должны быть выявлены обстоятельства, в которых возникает специфическая позиция "горожанин", когда города в европейском смысле еще или уже не существует (сравни: науки еще или уже нет, а исследователь исследует, армии еще или уже нет, а воин на своем посту). Аналогия годится и для вполне города, если в нем обнаруживаются закрывающие развитие дефициты, каковые, если в культурологическом, экономическом и социологическом планах, следует отнести на счет отсутствующих в городе представителей именно городских "сословий" - носителей т.н. городской культуры.
© priss-laboratory, 2021 ноябрь
   
PRISS-laboratory / Виталий СААКОВ // Горожанин как проблема (к элементам онтологии города) / Схема задает фигуру и позицию горожанина как ключевую для проблематики города точно также, как, например, фигура и позиция исследователя является ключевой для сферы науки или, на другом полюсе, фигура воина для сферы армейской. А равно для ключевых фигур и позиций всех сфер, складывающихся исторически. Данная аналогия проводит ту мысль, что должны быть выявлены обстоятельства, в которых возникает специфическая позиция "горожанин", когда города в европейском смысле еще или уже не существует (сравни: науки еще или уже нет, а исследователь исследует, армии еще или уже нет, а воин на своем посту). Аналогия годится и для вполне города, если в нем обнаруживаются закрывающие развитие дефициты, каковые, если в культурологическом, экономическом и социологическом планах, следует отнести на счет отсутствующих в городе представителей именно городских "сословий" - носителей т.н. городской культуры.
     
  сноски и примечания  
     
(1) - Cхема была построена как проект понятия для его - горожанина - места и роли в истории, мире и России (см. https://priss-laboratory.net.ru/T.E.X.T.S.-/about-city-polytiks_2021-06.htm). Выход на эти объемлющие рамки подтолкнули Глазычевские чтения 2021г. двумя текстами, ссылки на которые приведены в сносках ниже. А собственно графика схемы получена как упаковка материалов городского семинара по онтологии города. Замечу, города не малого, а весьма и весьма крупного. К тому же вобравшего в себя пять веков российской истории и постольку значимого представителя урбанизации России. А также: данный город обладает изрядным по этой части интеллектуальным потенциалом с амбициями на организационно-действенный, чему неоднократно давал знать. По сему, название представленных соображений следует прочесть развернуто: как миллионному поселению, уже бывавшему в в своей истории городом, вновь в нее, историю, вернуться?  
(2) - И взятый из его "Слободизации страны Гардарики", написанной для сборника "Иное. Хрестоматия нового российского самосознания", 1996.  
(3) - "Развитие как дефицитный ресурс" - лекция, прочитанная П.Щедровицким на Чтениях памяти Глазычева (2021) как развернутый комментарий к "Слободизации"
 
(4) - При том условии, что политические обстоятельства нигде и никогда не вечны, имея прежде всего в виду состояние российского местного самоуправления.  
(5) - Так как речь идет об общежитии, то нас должны интересовать решения, прежде всего касающиеся вопросов создания и поддержания "вещей" и "положений" общественного назначения.  
(6) -Позволим себе здесь проинтерпретировать формулу «специфическое хозяйственно-экономическое устройство и политико-административную организацию» как одновременно необходимую почву и неотвратимый побег городской культуры.  
(7) - Их характеристику смотри в «Горожанин. Место и роль в истории, мире и России» - https://priss-laboratory.net.ru/T.E.X.T.S.-/about-city-polytiks_2021-06.htm  
(8) - См. здесь Бергер П., Лукман Т. «Социальное конструирование реальности». - М., 1995. URL: https://gtmarket.ru/library/basis/4783.  
     
     
вверх вверх вверх вверх вверх вверх
   
© Виталий Сааков,  PRISS-laboratory, август 2021
к содержанию раздела к содержанию раздела к содержанию раздела к содержанию раздела вверх
    оставить сообщение для PRISS-laboratory
© PRISS-design 2004 социокультурные и социотехнические системы
priss-методология priss-семиотика priss-эпистемология
культурные ландшафты
priss-оргуправление priss-мультиинженерия priss-консалтинг priss-дизайн priss-образование&подготовка
главная о лаборатории новости&обновления публикации архив/темы архив/годы поиск альбом
 
с 13 август 2021

последнее обновление/изменение

01 декабрь 2021
22 октябрь 2021
02 октябрь 2021
30 август 2021
22 август 2021
PRISS-laboratory/ Виталий и Елена СААКОВЫ/ Дизайн городского культурного ландшафта: культура в городе и город в культуре/ от "культуры в городе" к "городу в культуре": усложнение среды и образа жизни/ музей в городе versus город в музее обитаемый памятник историческим манифестациям человеческого духа и живой знак планетарной драмы
PRISS-laboratory / Виталий СААКОВ // К онтологической оптике градостроительной политики // градостроительная политика детерминирована далеко не многими "опорами", и одна из них - это именно онтологическая картина "города". И, разумеется, в ней должен быть отражен фактор онтики, будь этот фактор связан с "ответственным горожанином" (тем же мэром или главой архитектурно-планировочного управления), будь с "массовым" (тем же избирателем или представителем профессионального и любого другого сообщества